Репрессии 1937 помогли остановить немцев под Москвой зимой 1941

                

      Великая Отечественная война, как известно, началась для нас крайне неудачно. В числе основных причин поражения Красной Армии обычно называют плохую подготовку командного состава, что, в свою очередь, стало следствием репрессий 1937-1938 годов. Дескать, талантливых военачальников перестреляли, а на их место посадили неучей без должного опыта и знаний. И вот уже полвека с лишним кочует эта байка про обезглавленную Красную Армию из одной наукообразной статейки в другую, а в сознание миллионов крепко вбита мысль о глупом и трусливом Сталине, погубившем перед самой войной лучших советских военачальников.
         В качестве основного аргумента при этом обычно приводят цифры репрессированных офицеров и генералов. Мол, из пяти маршалов Советского Союза расстреляли троих, из пяти командармов первого ранга – пятерых и так далее. А всего же Красная Армия потеряла сорок тысяч самых талантливых своих офицеров. Ну, как после этого можно было дать отпор фрицам, если у западной границы их встретили желторотые юнцы, у которых вместо боевого опыта марксистско-ленинская шелуха, почерпнутая из передовиц советских газет! И мало кто замечает очевидную несуразицу пропагандистских штампов.

       Например, с чего это вдруг любители сказок про невинно убиенных военачальников взяли, что расстрелянные в 1937 командиры обладали боевым опытом, а пришедшие им на смену не имели никакого? Здравая логика подсказывает обратное. Именно до 1937 года у советских командиров не было никакого боевого опыта, если не считать боевым опытом лихие кавалерийские атаки времен гражданской войны. Зато в конце 1930-ых после серии вооруженных конфликтов, в которых участвовал Советский Союз, такой опыт появился. Вспомним хотя бы Халкин-Гол или Финскую кампанию. Японцы и финны тогда были противником серьезным, воевать против такого врага - это вам не в гражданскую шашкой махать против своего народа. Так что, к 1941 году офицеры РККА, пришедшие на смену расстрелянным командирам, как раз имели конкретный опыт ведения современной войны – в отличие от героев гражданской, которые если чем и прославились, то лишь личной храбростью, но никак не полководческими талантами. Но почему-то считается, что именно бывшие кавалеристы смогли бы в 1941 остановить Гудериана.

       Еще одна глупость, которую без устали повторяют любители сказок про обезглавленную армию, заключается в количестве репрессированных. Откуда взялась цифра в сорок тысяч расстрелянных полководцев? Кто ее придумал? Статистика репрессированных офицеров и генералов Красной Армии уже давно не является секретной. В различных источниках, например, публиковалась официальная справка на имя заместителя наркома обороны Е. Щаденко. В ней указано, сколько офицеров уволено, и сколько арестовано. Действительно, в период с января 1937 по сентябрь 1938 года из рядов Красной Армии и военно-морского флота было уволено по разным причинам, в том числе по состоянию здоровья и по выслуге лет, около 40 тысяч человек. Из них арестовано 10 тысяч 868 человек. Более того, в отчете начальника Управления по командному и начальствующему составу РККА от 5 мая 1940 года за подписью все того же Щаденко указано, что по состоянию на 1 мая 1940 года 12 тысяч 461 незаконно уволенный офицер восстановлен в рядах Вооруженных Сил. Так что, сорок тысяч расстрелянных никак не получается. Даже если предположить, что всех, кого не восстановили в должности к первому мая 1940 года, поставили к стенке, все равно сорок тысяч расстрелянных никак не выходит, а выходит только 27 тысяч 339. Но мы-то прекрасно знаем, что увольнение из армии и даже арест не обязательно означали расстрел. Будущего маршала Советского Союза Рокоссовского, к примеру, тоже арестовали. Ну и что? Этот не самый приятный факт его биографии не помешал Константину Константиновичу пройти всю войну и командовать парадом Победы. И таких примеров сотни.

       Ну а как быть с тремя расстрелянными маршалами и пятью командармами? Их же действительно расстреляли, и это факт. Однако прежде чем лить слезки по поводу невинно убиенных полководцев, давайте посмотрим на их полководческие достижения (если таковые есть) и решим, так ли уж невинно эти маршалы и командармы пострадали от рук сталинских палачей.

       Первый в ряду невинно загубленных полководцев – Михаил Тухачевский. Почему-то считается, что он был самым талантливым среди советских маршалов и генералов. Дескать, был бы в 1941 году Тухачевский на Западном фронте, черта с два дошел бы Гитлер до Москвы. Самое пикантное заключается в том, что однажды Тухачевский уже был на Западном фронте. Это было летом 1920 года во время советско-польского конфликта. Тогда Красная Армия развернула блистательное наступление на Запад и вот-вот взяла бы Варшаву. Но на беду Красной Армии во главе Западного фронта, войска которого погнали поляков, оказался гениальный полководец с польской фамилией Тухачевский. В результате его гениального командования мы не только не взяли Варшаву, но и отдали громадную часть своей территории – всю западную Белоруссию и часть западной Украины. Десятки тысяч солдат РККА тогда попали в плен к полякам, и далеко не все из них выжили в польских лагерях. Именно благодаря полководческому таланту Тухачевского западная граница СССР на долгие годы оказалась придвинутой почти вплотную к Минску, а значит, к Москве и центральной части страны. И только в сентябре 1939 года Советский Союз вернул свои территории, незаконно оттяпанные Польшей летом 1920.

       В каких-либо иных военных кампаниях великий полководец Тухачевский замечен не был. Зато немало преуспел в подавлении антисоветских волнений. Именно он расстреливал взбунтовавшихся матросов в Кронштадте и травил газами крестьян в Тамбовской губернии. Именно его полководческому гению принадлежат рекомендации о том, как следует усмирять недовольных советской властью. Вот, например, приказ Полномочной комиссии ВЦИК за номером 116 от 23 июня 1921 года. В нем четко прописано, сколько заложников нужно брать и сколько расстреливать в случае неповиновения. Цитируем: «По прибытии на место волость оцепляется, берутся 60-100 наиболее видных лиц в качестве заложников, и вводится осадное положение. Жителям дается два часа на выдачу бандитов и оружия, а также бандитских семей, и население ставится в известность, что в случае отказа дать упомянутые сведения заложники будут расстреляны через 2 часа. Если население бандитов и оружия по истечении двухчасового срока не указало, сход собирается вторично и взятые заложники на глазах у населения расстреливаются, после чего берутся новые заложники и собравшимся на сход вторично предлагается выдать бандитов и оружие.» Подписи под этим выдающимся творением полководческой мысли поставили Антонов-Овсеенко и Тухачевский. Бандитами, как вы уже догадались, на языке тухачевских и иже с ним назывались все, кто не бежал сломя голову в коммунистический рай.

       Свой богатый опыт карательных экспедиций Тухачевский обобщил и подробно изложил в объемных трудах о методах насаждения коммунистической власти в покоренных странах. Даже термин специальный изобрел: советизация. Ну а кроме чисто практических советов, гениальный полководец Тухачевский в своих трудах сыпет обильными цитатами из марксизма-ленинизма и рассуждает о классовой борьбе как движущей силе всемирной истории. Многие его творения опубликованы, так что любой желающий может лично составить впечатление о полководческом даре невинно убиенного маршала. С его-то боевым опытом Красная Армия в 1941 непременно остановила бы Вермахт в приграничной полосе, а потом погнала бы агрессора до Варшавы, а может, и дальше! И как это глупый Сталин не разглядел в нем военного гения?!

       А вот другой персонаж из той же серии – Василий Блюхер. Герой гражданской войны, красный командир, лихой кавалерист. На этом, впрочем, все его достоинства и исчерпываются. В 1930-ых годах маршал Блюхер командовал Дальневосточным фронтом, развернутым против японцев. И докомандовался до того, что сменивший его на этом посту генерал Апанасенко пришел в ужас от состояния наших войск. В ходе осмотра частей и гарнизонов выяснилось, что в случае тревоги ни один из советских полков не смог бы выйти из военного городка. Причина: отсутствие дорог. За десять лет гениального руководства Дальневосточным фронтом Блюхер так и не понял значения коммуникаций для ведения современной войны. Привык в гражданскую шашкой махать! Вот бы этого гениального стратега летом 1941 года да в степи Украины! Уж он-то, вне всякого сомнения, остановил бы гитлеровские полчища и не сдал бы фрицам всю «незалежную»!

       Следующий кадр – Иона Якир. С его полководческим даром все было ясно еще в гражданскую. Если Тухачевский с Блюхером хоть войсками командовали, то Якир с самого начала подался в каратели. Сколотил отряд из всякого отребья (говорят, особенно любил китайцев) и наводил ужас на деревни и села юга России. Понятия «Якир» и «красный террор» - это синонимы. Именно такие якиры в то время делали головокружительную карьеру в армии и спецслужбах. Большевики первой волны в награду за усердие в деле истребления русского народа охотно назначали бывших карателей на высокие посты. Вот и великий полководец Якир дослужился до звания командарма первого ранга, последняя его должность – командующий Киевским особым военным округом. Чрезвычайно опытный командир!

       Под стать ему другой каратель с ярко выраженным уголовным прошлым – Михаил Фриновский. Этот тоже носил звание командарма первого ранга и попал в число пяти расстрелянных. По нему тоже слезки льют любители сказок про обезглавленную армию. Непонятно только, при чем тут армия? В 1920-30-ых годах Фриновский последовательно делал карьеру в ОГПУ-НКВД. Последняя его чекистская должность – начальник Главного управления государственной безопасности (ГУГБ). Правда, затем, уже незадолго перед арестом, Фриновского бросили на другой участок работы – в Народный комиссариат военно-морского флота. Так бывший уголовник и каратель Фриновский незадолго до расстрела стал флотоводцем. Если б не сталинские палачи, он бы утер носы германским адмиралам Редеру и Деницу, он бы показал немцам, что такое Балтийский флот!

       Утер бы носы Деницу с Редером и еще один гениальный флотоводец – Павел Дыбенко. В отличие от Фриновского, Дыбенко хотя бы имел представление о флоте, поскольку перед революцией служил матросом на Балтике. Однако на этом заслуги Дыбенко перед Родиной заканчиваются. Дальше – участие в революции и во всем, что ей сопутствует – пьянках, гулянках, митингах и убийствах офицеров. С немцами в 1941 году Дыбенко, несомненно, разобрался бы играючи. Опыт у него уже был. В феврале 1918 года именно Павла Дыбенко с группой революционных матросов Балтфлота большевики кинули под Нарву навстречу прорвавшим фронт немцам. Бравые матросики во главе с гениальным флотоводцем Дыбенко, увидев настоящего противника, драпанули так, что их потом долго отлавливали по всей России. Дыбенко, говорят, задержали аж в Самаре – за тысячу верст от российско-германского фронта. Павла Дыбенко тогда от заслуженного наказания спасло его безупречное рабоче-крестьянское происхождение и личное заступничество пламенной революционерки Александры Коллонтай. Зато для товарища Сталина происхождение человека и его революционные заслуги особой роли не играли, товарищ Сталин оценивал людей по их деловым качествам. Так, спустя 20 лет подвиги Дыбенко под Нарвой и его выдающийся полководческий талант были по достоинству оценены в приговоре суда…

       А еще были Гамарник, Уборевич, Путна, Эйдеман, Вацетис и прочие выдающиеся стратеги. Все они пролезли наверх в мутные времена гражданской войны и отличились только одним: патологической ненавистью к русскому народу. В 1937-1938 годах весь этот полководческий сброд постигло вполне заслуженное наказание.

       Единственный, кто не вписывается в этот гадюшник, так это маршал Егоров. Вот уж действительно был умница. Офицер царской армии, профессиональный военный, Егоров в 1919 году буквально спас большевиков от неминуемого поражения. Тогда, напомним, войска Деникина подошли к Туле, и почти никто не сомневался, что советская власть доживает последние деньки. К счастью для большевиков, Южным фронтом Красной Армии командовал не гениальный полководец Тухачевский и не такой же гениальный стратег Якир, а простой русский офицер Егоров. Умело применив только что сформированную конную армию Буденного, Егоров переиграл деникинских генералов. Наступление белых выдохлось, и Красная Армия погнала их в причерноморские степи.

       За что расстреляли Егорова, до сих пор остается загадкой. Скорее всего, в расстрельный список его засунули Буденный с Ворошиловым. Уж слишком много правды знал Егоров о гражданской войне и об истинных полководческих дарованиях каждого из красных командиров. Вот его и устранили, как нежелательного свидетеля.

       И все-таки Егоров – исключение из правила. Во всем остальном прослеживается железная логика. Так называемые герои гражданской войны – это балласт, которому нечего делать в современной армии. Они должны уступить место действительно талантливым молодым офицерам. И Сталин в 1937 году расчистил для них место, убрав из армии всякую шваль. Командные должности в войсках и в аппарате наркомата обороны заняли люди, многие из которых впоследствии прекрасно проявили себя на полях Великой Отечественной войны. И как знать, если б не своевременная чистка армейских рядов, может, мы не остановили бы немцев под Москвой зимой 1941? 

Сергей ХОЛОДОВ, историк, г. Москва










Copyright © Конкурс юных репортеров, фотоконкурс, конкурс рассказов, статей Все права защищены.

Опубликовано на: 2009-07-15 (4494 Прочтено)

[ Вернуться назад ]