Что такое «Черная кошка» и сколько «черных кошек» было в действительности?

     О банде «Черная кошка» знают все. С легкой руки братьев Вайнеров она стала самой знаменитой шайкой страны. Отчасти благодаря «Черной кошке» прославился и МУР, который эту банду, опять же по версии братьев Вайнеров,  ликвидировал. С тех пор в сознании обывателя понятия МУР и «Черная кошка» неразрывно связаны друг с другом.

     Однако мало кто знает, что в действительности никакой банды с таким названием не было ни в Москве, ни в других городах бывшего СССР. Зато были многочисленные подростковые группировки, члены которых гордо именовали себя «чернокошатниками». Основное их занятие - мелкое воровство и хулиганство. В архивах МВД России сохранилась масса документальных свидетельств о том, чем в действительности занимались члены «Черной кошки». Вот лишь некоторые любопытные факты. 

     Нашествие «черных кошек» началось сразу после окончания войны – летом 1945 года. За несколько месяцев жертвами «кошатников» стали тысячи граждан. Правда, в большинстве случаев обходилось без крови и членовредительства. К примеру, летом 1945 года жительница подмосковного города Раменское Марина Иванова получила открытку, на которой в обрамлении двух лавровых веток красовался кошачий силуэт. Текст необычного послания гласил: «Сегодня в 12 часов вечера ждите «Черную кошку». И подпись: «Общество Черной Кошки». Через пару дней сотрудники подмосковного уголовного розыска задержали «общество черной кошки» в полном составе. «Кошатниками» оказалась… группа местных подростков, заводилой у которых был 15-летний школьник Владимир Харкевич. 

     А вот история из жизни ленинградских «чернокошатников».

     25 ноября 1945 года в ленинградской квартире, где проживал 16-летний Григорий Шнейдерман, состоялось тайное сборище. На конспиративную встречу собрались семь его однокашников по ремесленному училищу. Соблюдая все меры предосторожности, юные злоумышленники по одному с интервалом в 10 минут добирались к назначенному месту встречи, предпочитая парадному черный ход и старательно избегая возможной слежки.

     Сходку парни провели эффектно, «по-взрослому». Утвердив  текст клятвы, они ее подписали… кровью. Правда, указали не фамилии, а клички: Том, Лимон, Чеснок, Капитан, Чук, Гек, Волк, Пират. Вот полный текст этой клятвы (с сохранением стиля и орфографии):

     «Мы, участники кодлы «Черная кошка», должны придерживаться следующих прав и обязанностей:



  1. Кто откалывается во время работы от кодлы, должен быть СДЕЛАН ПОДЧИСТУЮ.

  2. Все участники  кодлы  должны подчиняться вожаку и его помощнику. Кто выйдет из подчинения, будет СДЕЛАН ПОДЧИСТУЮ.

  3. В летний период подчиняться режиму кодлы.

  4. Все ссоры, возникающие между участниками, должны быть растолкованы вожаком. Его решение должно быть законом.

  5. Вся добыча делится поровну между участниками без исключения. Часть дохода переводится в кассу кодлы.

  6. Все участники должны быть дружны и держать мазу друг за друга».


     Впрочем, проверить себя в деле кодла не успела: ленинградский угрозыск сработал на опережение. Уже через несколько дней после создания кодлы руководителю отдела по борьбе с преступностью несовершеннолетних Виктору Бычкову поступило агентурное сообщение о том, что какая-то преступная группа, именующая себя «Черной кошкой», планирует  обокрасть  квартиру военнослужащего. Именно там подчиненные Бычкова и устроили засаду. Членов новоявленной «Черной кошки» взяли с поличным 4 декабря 1945 года. А уже в январе 1946 народный суд Красногвардейского района Ленинграда огласил приговор. Троих «чернокошатников» отправили в колонию, остальных оправдали.

     В начале декабря 1945 в Москве жители дома № 29 по 2-й Извозной улице обнаружили послание «чернокошатников», скрепленное двумя подписями – атамана и его заместителя. На белом листе бумаги, вверху которого был нарисован череп с двумя скрещенными костями, пестрела надпись: «Объявляю, что при налете на какую-нибудь квартиру, жители этой квартиры не должны сопротивляться, иначе будут приняты меры». Дополняла эту тираду тройка агрессивных фраз: «Кто посягнет на жизнь моих товарищей, тот умрет», «до 12 часов вещи ваши, а после 12 наши» и «Ждите, стерегите и дрожите».

     Следствие установило, что авторство принадлежало группе подростков, в которой  верховодил 14-летний Владимир Колганов – ученик 7-го класса школы № 665. 

     А вот еще один образец «чернокошачьей» словесности. 11 декабря 1945 года на телеграфном столбе напротив дома № 20 по улице Крюкова в Москве неизвестный вывесил объявление такого содержания: «До 9 ч. вечера пальто ваше, а после 9 ч. пальто будет наше». Разумеется, внизу темнела подпись: «Черная Кошка». 

     Среди тех, кого не миновали «чернокошачьи» угрозы, оказался и человек, чей голос знала вся страна. Как-то раз диктор всесоюзного радио Юрий Левитан обнаружил в почтовом ящике записку с предложением покинуть свою квартиру. В углу красовался силуэт черной кошки. Левитан, не на шутку испугавшись, позвонил куда следует. Естественно, на поиск злоумышленников были немедленно брошены лучшие сыщики МУРа. Как вскоре выяснилось, записку в почтовый ящик подбросил простой московский школьник, решивший пошутить.

     Таких историй в архивах МВД сохранилось немало. Поклонники «Черной кошки» время от времени объявлялись даже в далекой Чите. На поверку все они оказывались либо трудными подростками, либо вполне приличными школьниками, решившими окунуться в воровскую романтику. Любопытно, однако, другое. Уже весной 1946 года волна «чернокошачьих» преступлений вдруг резко пошла на спад. И только изредка в разных регионах страны всплывали упоминания о таинственной банде «Черная кошка», будоража воображение обывателей. Последний раз следы «Черной кошки» были зафиксированы в первых числах октября 1946 года, аккурат накануне профессионального праздника сотрудников угро.

     А вот в народной памяти «Черная кошка» осталась. Более того, миф о таинственной банде со временем стали культивировать не только киношники и авторы детективных романов. В 1990-ые годы, например, в российской печати было модно сравнивать какую-нибудь изобличенную группу уголовников с послевоенной «Черной кошкой»: вот, дескать, со времен «Черной кошки» у нас не было более кровавой банды. На самом же деле никаких опасных преступлений за «чернокошачьими» группировками не значилось: в основном, мелкое хулиганство и попытки краж личного имущества граждан. А свирепствовали в то время совсем другие банды, состоявшие, в основном, из дезертиров и лиц, сотрудничавших в годы войны с оккупантами. На ликвидацию этих банд, терроризировавших страну, и были направлены основные усилия сотрудников уголовного розыска. Одна из таких историй, кстати, легла в основу сюжета фильма «Ликвидация», с успехом прошедшего недавно по нашему телевидению.

Александр ТАРАСОВ, сотрудник пресс-службы Следственного комитета при МВД РФ

 

 













Copyright © Конкурс юных репортеров, фотоконкурс, конкурс рассказов, статей Все права защищены.

Опубликовано на: 2009-06-08 (1904 Прочтено)

[ Вернуться назад ]