Каждый шаг Мамая накануне Куликовой битвы тут же становился известным Дмитрию Донскому

       Победа над татаро-монгольскими ордами на Куликовом поле вряд ли стала бы возможной, если б ни серия удачных контрразведывательных операций, проведенных дружинниками Дмитрия Донского. В результате в тылу московского князя была ликвидирована «пятая колонна», а также сорваны планы Мамая на стратегический союз с врагами Московского государства. Так что великого московского князя Дмитрия Ивановича Донского можно с полным правом считать основателем отечественных спецслужб. Но сначала несколько слов о внутриполитической ситуации на Руси накануне Куликовской битвы.

       Осенью 1373 года скончался Василий Васильевич Вельяминов, ближайший сподвижник московского князя Дмитрия, его опекун и учитель. В течение многих десятилетий Вельяминов занимал престижную должность тысяцкого. Фактически это была должность главного боярина, или, выражаясь по-современному, заместителя великого князя. До Василия Васильевича тысяцкими были его отец и дед.

       У Василия Васильевича было три сына – Иван, Микула и Полиевкт. Старший – Иван – рассчитывал заполучить должность тысяцкого, которую почти сто лет занимали его предки. Однако после смерти Василия Вельяминова великий князь, уже давно тяготившийся боярской опекой, упразднил эту должность. Иван, оставшийся ни с чем, затаил обиду и решил расквитаться с Дмитрием. Как это частенько бывает, обида оказалась столь серьезной, что Иван не побрезговал даже контактами с неприятелем, то есть фактически подался в предатели.

       Как-то раз в Москву приехал известный сурожский купец по прозвищу Брех Некомат. Этот персонаж, которого летописи именуют исключительно по прозвищу, активно торговал с генуэзской колонией в Крыму (на месте нынешнего города Судак - в то время  Сурож) и отличался изворотливостью и интриганством. Отсюда, очевидно, и его прозвище. В переводе с греческого языка слово «некомат» означает проныру, хитреца. Что же касается русского слова «брехун», оно в переводе не нуждается. Так вот, этот «брехун» предложил обиженному на весь свет Ивану съездить в Тверь и настроить тамошнего князя на выступление против Москвы. А в качестве награды посулить ему ярлык на великое княжение от татарского хана Мамая.

       Иван согласился. Весной 1375 года он вместе с Некоматом бежал в Тверь, где быстро подбил на авантюру князя Михаила. Вообще удивительная это штука – княжеские междуусобицы. Казалось бы, столько кровушки русской было пролито в результате княжеских дрязг, столько раз враги, пользуясь внутренней нестабильностью Русского государства, опустошали русские земли! А князьям все ни почем: чуть только случай представится укусить своего соседушку – шанса не упустят! Вот и тверской Михаил, узнав о возможности насолить Дмитрию Донскому, мгновенно воспользовался ситуацией. И уже летом того же года Брех Некомат, смотавшись в Орду, привез Михаилу ярлык на великое княжение.

       Однако ничего у злоумышленников не вышло: Дмитрий Донской сработал на опережение. Узнав из своих источников о готовящемся союзе Мамая и тверского князя, Дмитрий быстро собрал рать, осадил Тверь и вынудил Михаила подписать мир с Москвой. Любопытно, что специальная статья мирного договора была посвящена предателю и изменнику Ивану Вельяминову. В ней говорилось о том, что все владения Вельяминова конфисковываются в пользу московской казны, а сам он приговаривается к смерти. 

       Однако Ивану удалось сбежать. Куда? Разумеется, в Орду. Там они на пару с Некоматом продолжали плести интрижки против московского князя. У историков есть веские основания считать, что набег Мамая на Москву в 1378 году – как раз происки Ивана Вельяминова и «брехуна». В пользу такого предположения говорят следующие факты. Как известно, набег на Москву закончился для татар плачевно: их войско было разбито на реке Вожа. И вот среди пленных московские дружинники захватили некоего попа, служившего, как выяснилось, Вельяминову. У попа оказался «злых лютых зелей мешок», то есть яд, приготовленный, очевидно, для московского государя.

       Поймали Вельяминова в 1379 году. В тот год Мамай послал его в Тверь – налаживать связи с тамошним князем, который, несмотря на мирный договор с Москвой, не оставил надежд получить ярлык на великое княжение. Задачей Ивана Вельяминова было уговорить тверского князя ударить в тыл Дмитрию Донскому во время похода Мамая на Москву. Однако из этих планов ничего не вышло. За Вельяминовым, объявленным, так сказать, в общемосковский розыск, внимательно следили дружинники Дмитрия. В Серпухове изменник был схвачен, привезен в Москву и 30 августа 1379 года казнен на Кучковом поле (ныне район Сретенки) при большом стечении народа. Это была первая публичная казнь в Москве. Летописец вспоминает, что она произвела на москвичей огромное впечатление. Что же касается Бреха Некомата, его удалось изловить только зимой 1383 года. Изменника постигла та же участь, что и Вельяминова.

       Вот так благодаря бдительности московских контрразведчиков удалось предотвратить козни врага. В результате в судьбоносной битве на Куликовом поле тверская рать не ударила в спину Москвы, что, несомненно, во многом предопределило исход сражения.

       Параллельно с выявлением татарского подполья внутри Московского княжества Дмитрий Донской провел серию удачных разведывательных операций, также предопределивших успех Куликовой битвы. Известно, к примеру, что как только полчища Мамая ступили на русскую землю, о каждом их шаге мгновенно становилось известно московскому князю. Более того, дружинники Курского полка сумели вычислить не только направление движения мамаевской орды, но и численный состав передовых отрядов. Способ, который применяли курские дружинники для сбора разведданных, наши предки называли «сакмой». Ее суть заключается в тщательном исследовании конских следов, остатков кострищ, полевых лагерей. По этим признакам разведчики безошибочно определили маршрут и численность мамаевского войска, о чем тут же доложили Дмитрию. Разумеется, московский князь не преминул воспользоваться информацией в своих интересах.

       Но и это еще не все. До того как орды Мамая пошли в наступление на Москву, Дмитрий знал о намерениях татарского хана. Стратегической разведывательной информацией московского князя снабдил боярин Захарий Тютчев, отправленный незадолго до того в стан Мамая.

       Итак, вот они, имена первых русских разведчиков, сыгравших немаловажную роль в избавлении Руси от татаро-монгольского ига. Это - посол Дмитрия Донского боярин Захарий Тютчев, сотник Родион Ржевский, следивший тайком за всеми передвижениями монголо-татар, дружинники Петр Горский и Карп (Александрович), а также воевода Семен Мелик, под командованием которого дружинники Дмитрия провели глубокую разведку и захватили языков.

Сергей КОРНИЛОВ, историк, г. Москва













Copyright © Конкурс юных репортеров, фотоконкурс, конкурс рассказов, статей Все права защищены.

Опубликовано на: 2009-06-08 (1708 Прочтено)

[ Вернуться назад ]