Генерала армии Ватутина «заказали»коллеги по цеху?

       Известный советский военачальник генерал армии Николай Ватутин мог стать жертвой маршальских интриг. К такому выводу нас подводит анализ обстоятельств трагической гибели полководца.

     Согласно официальной версии, дело обстояло так. В феврале 1944 года Ватутин, командовавший в то время 1-м Украинским фронтом, ехал на своем «виллисе» по тылам подчиненной ему 60-й армии, где и был атакован бандровцами. В результате получил тяжелое ранение в ногу и скончался от потери крови. Эта драматическая история стала хрестоматийной и вошла во все учебники и книги о войне. Однако есть моменты, которые заставляют усомниться в официальной версии произошедшего.

     Во-первых, никаких бандеровцев в то время в тылах 1-го Украинского фронта не было. Об этом хорошо знают все, кто в годы войны работал в СМЕРШе или служил в войсках НКВД по охране тыла действующей армии. По воспоминаниям сотрудников военной контрразведки, все коллаборационисты, то есть лица, сотрудничавшие с оккупантами, уходили вместе с немцами. И правильно делали, ибо приговор попавшим в руки смершевцев предателям был короткий: расстрел. Неудивительно, что в оперативном тылу советских войск в начале 1944 года не было никаких националистических формирований. Оуновцы, то бишь сподвижники Степана Бандеры, появились на Западной Украине уже после войны, когда стало ясно, что немцы не вернутся. Но даже если предположить, что в оперативном тылу советских войск вдруг объявились какие-то нелояльно настроенные к Красной армии вооруженные формирования, трудно себе представить, чтобы они вот так, запросто, смогли бы напасть на кортеж командующего фронтом. Уж что-что, а охрана у советских полководцев была поставлена на высоком уровне. За всю войну гитлеровский спецназ, несмотря на все свои старания, так и не смог совершить ни одного мало-мальски удачного покушения на советских военных и государственных деятелей.

     А во-вторых, ранение, полученное Ватутиным, не было смертельным. Даже если его автомобиль и был обстрелян неизвестными террористами, командующего вполне можно было спасти. Однако этого не сделали. По воспоминаниям одного из чекистов, основанным на сведениях, полученных от персонала госпиталя, Ватутину по каким-то причинам долгое время не оказывали квалифицированную помощь. Военачальник медленно умирал, а врачи бездействовали. Почему? Неужели в военном госпитале, куда доставили истекавшего кровью генерала, не нашлось нужных медикаментов и специалиста, способного поставить верный диагноз и принять адекватные меры? Более того, через несколько дней Ватутина переправили в Киев, где им занимался лучший советский хирург Н. Бурденко. Трудно себе представить, что этот светила военной медицины не сумел грамотно прооперировать своего высокопоставленного пациента.

     Выходит, что загадочная гибель Ватутина якобы от рук националистов – это всего лишь умелая инсценировка. Кому-то очень захотелось, чтобы Ватутина убили враги. И враги тут же нашлись. Причем, в нужном месте и в нужный час.

     Кто конкретно «заказал» генерала Ватутина, мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Однако не секрет, что врагов у Николая Федоровича действительно хватало. И враги эти были не за линией фронта, а среди своих же коллег – советских маршалов и генералов. Вообще советские военачальники всегда очень ревниво относились к успехам друг друга. Так повелось с самого начала – с момента создания Красной армии. В 1918 году, например, первые роли в красной кавалерии играли донские казаки Думенко и Миронов. Сейчас их никто не помнит, а тогда слава об этих геройских кавалеристах гремела по всей России. Буденный с Ворошиловым вплоть до 1920 года оставались на вторых ролях. И только благодаря заступничеству Сталина командармом только что созданной Первой конной армии был назначен Семен Михайлович. Хотя все тогда считали, что командовать конармией должен человек куда более известный и заслуженный, то есть Думенко.

     Известно также, что Буденный, Ворошилов и Кулик терпеть не могли Тухачевского и не очень расстроились, когда тот был арестован и приговорен к расстрелу. Кстати говоря, жертвой интрижек среди высокопоставленных военных стал и прославленный полководец Гражданской войны Александр Егоров. В 1938 году маршал Егоров был арестован и обвинен во всех смертных грехах. Видимо, произошло это не без участия Буденного и Ворошилова, которые прекрасно понимали, что все их победы над Деникиным, Мамонтовым и Шкуро стали возможны только благодаря полководческому таланту Егорова.

     Маршалы и генералы Великой Отечественной войны также не отличались дружескими взаимоотношениями. Конев с Жуковым, например, до такой степени ненавидели друг друга, что устраивали потасовки даже на официальных приемах, на глазах у сотен людей. Рокоссовский с трудом переваривал Жукова, что тоже вполне понятно, если учесть их взаимоотношения до войны. В начале 1930-ых годов будущий маршал Победы командовал кавалерийской бригадой в дивизии у Рокоссовского. В служебной характеристике Рокоссовский так отозвался о своем подчиненном: «питает органическое отвращение к штабной и вообще любой интеллектуальной деятельности». В 1938 Рокоссовский сел в тюрьму. Пока его шеф парился на нарах, Жуков, питавший «органическое отвращение к интеллектуальной деятельности», сделал головокружительную карьеру, взлетев до кресла начальника Генерального штаба. Конечно, потом, за годы войны, Рокоссовский наверстал упущенные карьерные возможности, но обида на бывшего подчиненного осталась на всю последующую жизнь. Особенно угнетало Рокоссовского то обстоятельство, что завершающий аккорд в войне поставил именно Жуков, которому Сталин приказал штурмовать Берлин. Хотя заслуги маршала Рокоссовского в деле разгрома гитлеровской Германии были неоспоримы, вождь посчитал идеологически не правильным, если знамя победы над столицей рейха водрузит человек с польской фамилией...

     Что же касается Ватутина, к 1944 году он стал одним из самых популярных в армии генералов. Слава о нем гремела по всем фронтам. Он считался – и вполне справедливо – одним из самых талантливых советских полководцев, сыгравших важнейшую роль в подготовке и проведении крупнейших операций Великой Отечественной войны, в том числе Сталинградской и Корсунь-Шевченковской. Под его руководством был освобожден Киев и вся правобережная Украина. Вряд ли стремительный взлет Ватутина мог понравиться его многочисленным соратникам по цеху. В преддверии Победы советские генералы и маршалы откровенно соперничали друг с дружкой и в каждом преуспевающем военачальнике видели опасного конкурента. Вполне возможно, что Ватутин стал жертвой генеральской конкуренции. Во всяком случае, люди, знакомые с обстановкой на фронтах в начале 1944 года, склонны считать трагическую гибель Ватутина отнюдь не случайным стечением обстоятельств.

     Разумеется, следствия по факту гибели генерала тогда никто не проводил. Официальной и единственной версией стало смертельное ранение, полученное в перестрелке с бандровцами. А роль Ватутина в подготовке и проведении важнейших операций Великой Отечественной войны впоследствии была сознательно преуменьшена, в том числе и стараниями Георгия Константиновича Жукова. Оно и понятно: места на полководческом Олимпе строго лимитированы.

Сергей ХОЛОДОВ, историк, г. Москва










Copyright © Конкурс юных репортеров, фотоконкурс, конкурс рассказов, статей Все права защищены.

Опубликовано на: 2009-06-08 (2057 Прочтено)

[ Вернуться назад ]