В Москве появилась новая достопримечательность: армяно-греко-таджикская академия

     …В середине XVIII века из далекой Архангельской губернии в Москву в Славяно-греко-латинскую академию пришел набираться ума-разума будущий ученый, литератор и основатель московского университета Михаил Васильевич Ломоносов. Спустя двести пятьдесят лет в Славяно-греко-латинскую академию пришел некто Петросян. Ничего путного (для академии), разумеется, из этого не вышло…

     История появления Петросяна в историческом центре Москвы вкратце такова. В начале 1990-ых новые правители столицы (многие из них и сейчас на боевом посту) усердно делили наследие предков. Наследников оказалось больше, чем самого наследия. Естественно, правителям столицы приходилось делать нелегкий выбор, кому отдать самые лакомые куски. Выбор почему-то падал на кого угодно, только не на тех, кто действительно имеет отношение к исторической части города.

     Так, целый квартал на Никольской улице отдали только что испеченному Российскому государственному гуманитарному университету. И это в дополнение к тем особнякам в разных районах Москвы, которые уже числились за РГГУ и за его отцом-основателем Юрием Афанасьевым. Тут же по соседству с гуманитарной наукой выросли, словно грибы после дождя, всякие магазины и рестораны, офисы и торговые ларьки. Большинство из них, как выяснилось, выросло не без участия отца-основателя: РГГУ умудрился сдать в аренду все, что ему на халяву перепало от добрых московских чиновников.

     А еще непонятно за какие такие заслуги перед Москвой и москвичами солидный кусок Никольской улицы отхватила некая коммерческая структура с красивым названием «Старград». Этот самый «Старград» и есть любимое детище Бориса Петросяна. Говорят, в Москву на заработки Петросян приехал еще в советские годы. Свой тернистый трудовой путь начинал с изготовления галстуков, которые тут же, на Никольской улице, и продавал гостям первопрестольной. Так что, любовь к исторической части Москвы у Петросяна, судя по всему, давняя и уже неизлечимая. Правда, в советские годы развернуться на полную катушку петросянам в Москве не давали. Но когда пришла вожделенная демократия, продавцы галстуков, портков и прочих «сникерсов» не преминули воспользоваться открывшимися возможностями.

     Так петросяновский «Старград» поселился на Никольской. И не где-нибудь, а в той самой Славяно-греко-латинской академии, где когда-то учился Ломоносов. А заодно прихватил себе помещения расположенного по соседству Заиконоспасского монастыря. Но и этого Петросяну показалось мало. 12 июля 2000 года Правительство Москвы заключает с ООО «Старград» инвестиционный контракт на реконструкцию пешеходного перехода от станции метро «Театральная» до Никольской улицы. Этот переход был построен еще в советские годы и проходит по территории Заиконоспасского монастыря. Естественно, в советское время на такие «мелочи», как монастырь, особого внимания не обращали: нужен был пешеходный переход – его и пробили аккурат сквозь монастырское здание. Но теперь, когда власти столицы так усердно пекутся о сохранении исторического облика Москвы, заключение такого контракта с посторонней коммерческой фирмой выглядит, по меньшей мере, странно.

     Более того, Заиконоспасский монастырь находится в охранной зоне Кремля, который входит в перечень объектов ЮНЕСКО, а значит, любое новое строительство на монастырской территории запрещено даже нашими не слишком лояльными к культурному наследию законами. И вдруг посреди исторического памятника всемирного значения какой-то Петросян с компанией разворачивает бурную строительную деятельность. Результатом этой стройки должен стать очередной торгово-развлекательный комплекс с рестораном и подземным паркингом. Любовь городских властей к торгово-развлекательным комплексам общеизвестна: за последние годы их нагорожено столько, что уже рябит в глазах. Эту кипучую энергию – да в благое русло, например, на строительство детских садов и поликлиник. Но отдать на откуп петросянам Заиконоспасский монастырь, где каждое здание дышит историей, - это уже за гранью понимания…

     Справедливости ради следует признать, что через несколько лет городские чиновники сделали вид, что опомнились, а мэр столицы даже дал поручение префектуре Центрального административного округа расторгнуть инвестиционный контракт. Однако дальше словесных обещаний дело не пошло. Зато решением Арбитражного суда Москвы (и не словесным, а полновесным, то есть зафиксированным, как положено, на бумаге) от 28 января прошлого года пресловутый контракт продлен еще на два года. И никакие попытки остановить это строительное безумие не принесли заметных результатов.

     Что же представляет собой сегодня территория Заиконоспасского монастыря, отданного на растерзание петросянам? Грязь, заборы и кучи строительного мусора – это еще полбеды. Гораздо хуже другое: задуманный Петросяном ресторан сооружается прямо в помещениях Славяно-греко-латинской академии, отчего не только уродуется сам памятник, но и возникает реальная угроза его обрушения. Кроме того, строительство напрямую угрожает и столичной подземке: вентиляционный киоск метро находится как раз в эпицентре работ, и его попросту забрасывают свежевынутой землей и мусором, нисколько не заботясь о последствиях.

     А кому, собственно, заботиться, если подземные работы в монастыре ведут нанятые Петросяном строители-таджики? Кстати, до недавнего времени они и жили здесь же, в помещениях Славяно-греко-латинской академии, на втором и третьем этажах. Здесь же спали, гадили, разводили вшей и клопов. Таджикам все равно где гадить – в историческом памятнике или в хлеву. Впрочем, самому Петросяну тоже. Как заявил хозяин «Старграда» в разговоре с корреспонденткой одной известной московской газеты, это для вас, москвичей, дескать, академия памятник, а для меня, Петросяна, это сарай…

     Интересно, что бы сделали в столице солнечной Армении с каким-нибудь инородцем (например, русским), который вырыл бы в центре города большую яму, попутно изгадив дорогой сердцу каждого армянина памятник? Да еще заявив во всеуслышание, что это, мол, для вас, армян, это памятник, а для меня это просто сарай?

Сергей ХОЛОДОВ, историк искусства, г. Москва


     Наша справка. Спасский собор Заиконоспасского монастыря был построен 400 лет назад на месте деревянной церкви, возведенной еще во времена Дмитрия Донского. В начале XVIII века храм передали Славяно-греко-латинской академии. А когда академию перевели в Троице-Сергиеву лавру, здание вновь отдали Заиконоспасскому монастырю. В начале XX столетия к зданию собора пристроили колокольню.

     В советские времена на территории монастыря сначала размещался спецгараж НКВД, затем общежитие Метростроя и какие-то учреждения.

     Но самое интересное, по мнению исследователей, находится под землей. Расчищая завалы, реставраторы Патриаршего подворья наткнулись на свод из белого камня, уходящий глубоко в землю. Вероятно, это остатки какого-то еще более древнего сооружения. По одной из версий, загадочное подземное сооружение и есть тот самый знаменитый тайный ход, прорытый еще во времена Ивана Грозного от Московского Кремля к Никольской башне Китай-города. Упоминания о нем сохранились в древнерусских летописях. Если верить летописцу, ход был настолько широк, что по нему запросто ездили на лошадях. Поисками этого подземного «тракта» московские любители древности занимаются уже не один десяток лет. А вдруг подземелья Заиконоспасского монастыря помогут разгадать эту тайну?

  










Copyright © Конкурс юных репортеров, фотоконкурс, конкурс рассказов, статей Все права защищены.

Опубликовано на: 2009-05-28 (1227 Прочтено)

[ Вернуться назад ]