К 2012 году наш ракетно-ядерный потенциал станет слабее американского как минимум в три раза

     Как известно, в области стратегических вооружений наше военное и политическое руководство (о чем неоднократно заявлялось на самом высоком уровне) делает ставку на ракеты «Тополь» как основу ядерных сил страны. А российской общественности стараниями СМИ внушается мысль о том, что именно этот тип баллистических ракет есть чуть ли не последний писк в области ядерного ракетостроения.

     Общественность, разумеется, верит. И это хорошо, что у народа еще сохранилась вера в нашу ракетно-ядерную мощь. Другое дело – специалисты. Их не обманешь громкими афоризмами и бравурными маршами. Так вот, независимые эксперты в области баллистических ракет не только не разделяют всеобщего восторга в отношении «Тополей», но считают, что тотальное внедрение именно этого типа ракет может существенно ослабить военный потенциал России. Попробуем разобраться.

     В советские годы разработкой стратегических ракет занимались четыре головные организации: КБ «Южное», НПО машиностроения, КБ имени академика Макеева, а также Московский институт теплотехники. Первые три организации обеспечивали примерно 97 процентов потребностей РВСН в ракетах-носителях. После распада СССР КБ «Южное» оказалось за границей (братская Украина, обивающая пороги НАТО), а НПО машиностроения и КБ имени Макеева были отстранены от создания новых типов стратегических ракет. Монопольное право на проектирование и испытание носителей для ядерных зарядов осталось за Московским институтом теплотехники. Этот факт может иметь самые печальные последствия для обороноспособности страны.

     Дело в том, что еще на заре ядерного ракетостроения советские ученые и инженеры пришли к выводу, что наиболее эффективными являются ракеты с жидкостным топливом. На их разработку и были ориентированы основные конструкторские организации – вышеназванные НПО машиностроения, КБ имени академика Макеева и КБ «Южное». В результате были созданы лучшие в мире образцы баллистических ракет, способные даже в малом количестве надежно обеспечить безопасность страны. Например, жидкостная ракета Р29-РМУ, созданная еще лет тридцать назад, до сих пор остается непревзойденной и по техническим характеристикам, и по ядерной мощи. Кроме того, Р29-РМУ отличается низкой себестоимостью, что также немаловажно, особенно когда речь идет о строительстве сотен таких ракет.

     К сожалению, этого нельзя сказать о ракетах с твердым топливом. По своим тактико-техническим характеристикам и по ядерному потенциалу они заметно отстают от своих жидкостных аналогов, но при этом существенно дороже в производстве. Созданием таких ракет в советские годы занимался как раз Московский институт теплотехники. Широко разрекламированные «Тополя» - детище этого института. Созданные еще в 1980-ые годы, эти ракеты составляли всего 3 процента советского ракетно-ядерного арсенала. И вот ситуация кардинально изменилась. По непонятным причинам гигантский советский опыт разработки и эксплуатации жидкостных ракет сегодня никому не нужен. Великолепные ракеты, которые могли бы еще не один десяток лет служить обороне государства, заменяются не самыми лучшими «Тополями». Но самое главное – при огромных финансовых затратах, связанных с созданием и эксплуатацией твердотопливных ракет, наносится непоправимый урон обороноспособности России.

     А теперь посмотрим, что представляют собой современные ракетно-ядерные группировки России и нашего основного противника – США. В соответствии с Договором о сокращении стратегических наступательных вооружений от 24 мая 2002 года обе стороны обязались сократить число своих ядерных боезарядов до 1700-2200 единиц. При этом каждая из сторон получила право самостоятельно определять состав и структуру своих ядерных сил. Главное, чтобы к 31 декабря 2012 года совокупное количество боезарядов у каждой стороны не превышало 2200 единиц.

     Американские «партнеры», нужно отдать им должное, активно проводят мероприятия по сокращению своих ядерных арсеналов. Например, в морской группировке США из 18 подводных лодок «Огайо» четыре уже освобождены от ядерных ракет типа «Трайдент-1» и переоборудованы под обычные вооружения. На очереди – еще четыре лодки. А в наземной группировке уже сняты с боевого дежурства 50 межконтинентальных баллистических ракет типа МХ. Однако, демонтируя свои ядерные вооружения, янки ничего не уничтожают. Все снятые ракеты и боезаряды перевозятся на хранение в арсеналы, а пусковые шахты и оборудование консервируются. Таким образом, в любой момент их можно расконсервировать, насытить боезарядами и пустить в дело.

     А как обстоят дела у нас? В морской группировке у нас есть отличная ракета «Синева». Модернизированный вариант этой ракеты способен нести 10 боезарядов. Всего одна наша подлодка проекта 667БДРМ, оснащенная 16 ракетами «Синева», способна поднять в воздух и обрушить на головы противника ядерный заряд общим весом почти 45 тонн. А таких лодок у нас семь! Потрясающая мощь! И вот на смену этим лодкам в России сейчас готовят три лодки проекта 955, на которых планируется установить ракеты «Булава» с твердым топливом. «Булава», конечно, ракета неплохая, однако способна поднять в воздух ядерный боезаряд весом всего чуть более одной тонны. На каждой подлодке можно разместить не более 12 ракет. Таким образом, нетрудно подсчитать, что каждая подводная лодка проекта 955 с «Булавой» на борту может «пальнуть» по врагу ядерным боезарядом общим весом не более 14 тонн. 45 тонн и 14 – как говорится, почувствуйте разницу! Следовательно, по боевой мощи три наши новые лодки проекта 955 будут слабее одной старой – с жидкостной «Синевой» на борту. А значит, чтобы сохранить существующий ядерный потенциал в морской группировке придется построить в три раза больше подводных лодок. Спрашивается, зачем такие безумные траты, когда у нас уже есть отличные лодки с великолепными ракетами, способными поддерживать паритет с американцами на море? Только лишь для того, чтобы тупо поменять жидкостные ракеты на твердотопливные?

     Аналогичная ситуация и в наземной группировке РВСН. Вместо того чтобы модернизировать жидкостные ракеты, срок действия которых подходит к концу, Россия судорожно меняет их на твердотопливные «Тополя». Между тем, даже простое сравнение тактико-технических характеристик жидкостных и твердотопливных ракет (вес ядерного боезаряда, дальность и т.д.) не в пользу последних. При этом твердое топливо обходится нам гораздо дороже, чем жидкостное. А значит, возрастают и общие затраты на создание и развертывание ракетно-ядерной группировки. У нас что, деньги больше некуда девать?

     Справедливости ради, следует признать, что модернизированный вариант «Тополя» – твердотопливная ракета «Тополь-М», хотя и уступает по весу ядерного заряда лучшим советским ракетам УР-100НУТТХ и Р36М2, все-таки в целом вполне соответствует американским образцам. Однако по непонятным пока причинам «Тополя-М» поставляются в войска с моноблоками, а не с разделяющимися боеголовками, что предусмотрено конструкцией ракеты. По имеющейся информации, в настоящее время в шахтах уже стоят 42 «Тополя-М» с моноблоками. Такие ракеты стояли на боевом дежурстве лет эдак сорок назад! Сейчас все мало-мальски серьезные баллистические ракеты в обязательном порядке оснащаются разделяющимися боеголовками. Преимущества таких ракет неоднократно доказаны и нашим, и американским опытом. Возникает резонный вопрос: зачем Россия перевооружается на ракеты сорокалетней давности, в то время как у нас есть все научно-производственные возможности, чтобы развивать отечественное ракетостроение в соответствии с современными требованиями?

     В настоящее время на боевом дежурстве РВСН стоят 126 ракет УР-100НУТТХ. Каждая такая ракета способна поднять в воздух почти 4,5 тонны ядерного боезаряда. Таким образом, наша наземная группировка, состоящая из жидкостных ракет такого типа, может забросить одновременно ядерные боезаряды весом почти 550 тонн – почти столько же, сколько вся американская наземная группировка, состоящая из ракет типа «Минитмен-3» в количестве пятисот штук. Иными словами, чтобы противостоять одной нашей ракете, янкам нужно держать в боевой готовности четыре своих! И вот стратеги из Минобороны решили заменить ракеты УР-100НУТТХ на «Тополя-М». Название у последних, конечно, покрасивше, но этим ее преимущества исчерпываются. Достаточно сказать, что в воздух один «Тополь-М» способен поднять только 1,2 тонны ядерного боезаряда. Получается, что вместо 126 ракет с неблагозвучным названием УР-100НУТТХ нам придется построить не менее 500 «Тополей-М». Но и в этом случае наша наземная группировка будет уступать американской, потому что наши «Тополя», увы, с одной боеголовкой, а американские «Минитмены» – с тремя.

     Отсюда вывод. Переход на твердотопливные ракеты типа «Тополь-М» на суше и «Булава» на море – это ничем неоправданные расходы, которые не принесут ничего, кроме многократного снижения обороноспособности России. С какой такой радости наши военные затеяли эти непонятные игры с ракетами – пока остается лишь догадываться.

Юрий ГРИГОРЬЕВ, доктор технических наук

Сергей КОРНИЛОВ, независимый эксперт     










Copyright © Конкурс юных репортеров, фотоконкурс, конкурс рассказов, статей Все права защищены.

Опубликовано на: 2009-05-15 (2004 Прочтено)

[ Вернуться назад ]